Притча о гордыне и гордости

Сошлись однажды Гордость и Гордыня…
Гордыня, осмотревшись свысока,
сказала жёстко: «Гордость! Я отныне
хозяйка на Земле. А ты пока

 

уйди с дороги. Не мешай мне лихо
всем управлять. Я справлюсь без тебя».
И Гордость с ней  не стала спорить. Тихо
лишь улыбнулась, молча отойдя.

 

Гордыня развернулась не на шутку:
смотрела на людей поверх голов,
не задержалась рядом на минутку,
не тратила на разговоры слов.

 

Не снизойдя до «низшего сословья»,
Гордыня видела одну себя.
И, оставляя за собой злословье,
растила в себе собственное «Я»

 

и ничего вокруг не замечала.
Куда уж ей, «великой», до забот?
Мольбы и просьбы ловко отвергала,
мол, и своих проблем невпроворот.

 

Гордыня окружила себя лестью,
Подобострастьем, властью, суетой.
На критику же отвечала местью,
не разобрав причины ни одной.

 

«Купаясь» в поклонении и злате,
презрев навеки Божеский Закон,
Гордыня меркла, словно на закате
Светило меркнет, прячась в горизонт.

 

И всё же, находясь в плену иллюзий,
Гордыня пребывает на Земле.
И, утвердившись лишь в немногих людях,
она «творит дела» в душевной тьме…

 

А где же Гордость? Что же с нею стало?
Куда девалась скромница сия?
Посмотрим, что к её рукам пристало?
Иль жизнь свою она сжигает зря?

 

С Гордынею расставшись незаметно,
пошла туда, где нет высоких слов.
Жила, как все, и не гнушалась бедных,
не попирала нравственных основ.

 

Трудилась с упоением. И молча
Хулу сносила, колкости, навет.
И, чистоту в душе людей упроча,
Вновь возрождала Божеский Завет.

 

Она по крохам в души возвращала
слова любви, терпение храня.
В себе и гнев, и ревность побеждала
И укрощала собственное «Я».

 

Но человеку гордость помогала,
когда его топтали ни за что.
И, пораженья не боясь, вступалась
за честь его. И отступало зло.

 

Не плакала и милость не просила,
с достоинством лишения терпя.
Себя на пьедестал не возносила.
По совести судила, а не мстя…
***

 

Вот жизнь опять свела двоих на тропке…
Гордыня, подбоченясь, вновь стоит,
но не одна – в плену мечтаний топких,
и так высокомерно говорит:

 

«Я вижу, Гордость, ты не преуспела!
Немного ж заработала ты льгот!
Вот я, ты видишь, стала ж, кем хотела!
Живу теперь в Богатстве, без забот».

 

Но Гордость ей без страха отвечала:
«Да, я тружусь, и в этом мой успех.
Любовь несу – она всему начало.
Я – честь. А ты, увы, лишь смертный грех.
***

 

Гордыня… Гордость… Корень в них единый.

Оттенков в поведении не счесть…
И если в Гордости пороки победимы,
Гордыне ж не знакомо слово «Честь».

 

На тонкой грани Гордость и Гордыня
в сознаньи нашем борются весь век.
В себя какое принимает имя,
таким и остаётся человек.

 

Ольга Бугримова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 7 =