Джентльмен: лингвокультурный концепт на фоне собственной этимологии

Данная статья посвящена актуальной проблеме наиболее адекватного использования в русскоязычной среде заимствованного в английской лексике слова джентльмен. Рассмотрена этимология данного слова, динамика его эволюции и трансформации содержания в Великобритании с момента ввода в оборот до новейших времен, ретроспективно проанализированы специфические особенности функционирования концепта джентльмен в русскоязычной лингвокультуре.

***
Британское слово «джентльмен» давно употребляется в русском языке в качестве заимствованного из английской лексики. Особо широкое распространение оно получило после появления в России первых экземпляров романа Эдварда Бульвер-Литтона «Пелэм, или Приключения джентльмена» (Pelham, or Adventures of a Gentleman). Роман, заметим, был с восторгом прочитан А.С.Пушкиным и где-то в 1834 ‒ 1835 гг. он даже сделал наброски своего «Русского Пелама», своего “русского джентльмена”, стойко введя это слово в русский литературный язык.

Но отсутствие в социологических глоссариях соответствующей дефиниции и ныне делает данное понятие для подавляющего большинства русскоговорящих людей весьма широким, нечетким, размытым. Одно из наиболее распространенных современных понятий ассоциирует данное слово с высококультурным, воспитанным мужчиной, эталоном для подражания, настоящим комильфо. Но поскольку эталоны для подражания в различных социальных стратификациях зачастую весьма отличны, как, кстати, и сами представления о культуре и воспитанности, то нередко их представители подспудно подразумевают инвариантные и вариантные характеристики облика джентльмена, обусловленные контекстом сугубо субъективного восприятия окружающей среды, спецификой социальной микросреды каждого индивида и социального континуума.

Отсутствует четкое и единое определение данного слова в русскоязычных словарях иностранных слов и толковых словарях. Об этом свидетельствует краткий экскурс по наиболее популярным из них, начиная со второй половины девятнадцатого века.

Словарь иностранных слов, вошедших в русский язык, и изданный в Москве еще в 1859 году разъясняет: “джентльмен – в прямом смысле значит дворянин; в применении – человек с благородными манерами и аристократическими привычками” [1, с. 81].

В 1865 году аналогичный словарь “Объяснение 25 000 иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке” дает несколько отличное толкование слова: «Джентльмен – общее название в Англии порядочного человека, воспитанного, вежливого, исполненного чести и благородства» [2, с. 123].

Через пятьдесят лет “Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке” поясняет слово так: «джентльмен – благовоспитанный благородный светский англичанин и вообще человек, относительно которого хотят подчеркнуть его нравственную порядочность и хорошее воспитание; в Англии вежливое обращение ко всякому мужчине». [3, с. 215].

В последующие годы, вплоть до новейших словарей, их составители продолжали несколько по-разному объяснять и трактовать смысл данного слова.

Такие нечеткости в формулировке и детализации содержания слова, а также порожденные этим дискуссии на тему: кого должно и можно называть джентльменом, а кого нет, свойственны не только русскоязычной среде. Их глубинные корни ведут отсчет времени на родине этого ныне интернационального слова – в Великобритании, где столетия попыток внести ясность, четкость и единые правила и порядок употребления термина джентльмен, так и не привели сторонников различных точек зрения ни к консенсусу, ни к компромиссу.

Впервые слово «джентльмен» (gentleman) было введено в оборот в английском языке в XIII веке для идентификации людей, имеющих знатное происхождение, но не носящих официально присвоенного им соответствующего титула. Некоторые исследователи связывают появление этого слова со специфическими британскими правилами наследования и прежде всего с становлением и утверждением института майората, или так называемого права первородства (primogeniture), законодательно утвержденного Первым, Вторым и Третьим Вестминстерскими статутами (Statute of Westminster). В соответствии с этими законодательными актами титул и все недвижимое имущество по закону нераздельно наследовал единолично исключительно старший сын. Отличное от законодательного волеизъявление составителя завещания при этом игнорировалась. Младшие сыновья пэров, герцогов, баронов и лордов, обделенные наследственным титулом и, соответственно, материально, в таких условиях стремились как-то выделить свой неофициальный сословный статус и социальное превосходство среди менее знатных или вообще не знатных по происхождению членов социума, и именно по их инициативе в оборот было введено слово джентльмен.

Этимология слова показывает его происхождение от латинского gentilis (принадлежащий к расе, родне) и английского man (мужчина). Слово джентльмен изначально означало человека благородного происхождения из состоятельной сословной династии, блестяще воспитанного и образованного, настоящего британца. Приблизительно в то же время в английском языке появились близкие по смыслу слова эсквайр (esquire) – для наименования не имеющих официального титула младших сыновей дворянина и сквайр (squire). Сквайрами называли крупных землевладельцев, по сути, являвшихся неформальными политическими и хозяйственными лидерами в том или ином приходе, графстве или области Великобритании.

Именно поэтому в русскоязычном обиходе термин «эсквайр» без надлежащей мотивации довольно часто и нередко трактовался как практически равнозначный «джентльмену». Даже в весьма авторитетной для своего времени Большой Советской Энциклопедии слова «эсквайр» и «джентльмен» подавались как эквивалентно-адекватные, что с точки зрения британских специалистов в области субординации по сословиям и титулам совершенно не так. [4].

Еще в 1577 году в трактате «Описание Англии» (Description of England) историк Уильям Гаррисон (William Harrison, 1534 – 1593) социальную структуру современного ему общества классифицировал следующим образом. «Мы… группируем людей по четырем категориям. Первая – джентльмены: титулованная знать, рыцари, эсквайры, и те, кого называют просто джентльменами. Вторая – бюргеры: члены городских корпораций, владельцы крупной недвижимости, плательщики налогов. Третья – состоятельная верхушка крестьянства, а также обеспеченные арендаторы. Четвертая – поденщики, зависимые крестьяне, ремесленники». [6, с.22].

Несколько лет спустя, в 1583 году дипломат и юрист Томас Смит (Thomas Smith, 1513 – 1577) в работе «Об английском государстве» (De Republica Anglorum) констатировал: ”У нас принято делить людей на четыре группы: джентльменов, горожан, йоменов, ремесленников или работников… Тот, кто именем королевы вершит правосудие, учится в университете, изучает искусства и может жить, не трудясь, кто принимает на себя обязанности джентльмена, отличаясь при этом джентльменским поведением и манерами, тот должен быть назван джентльменом„. [10].

Писатель Генри Пичем – младший (Henry Peacham, 1546 – 1634) в 1622 году в книге «Совершенный джентльмен» (The Compleat Gentleman), подробно и детально рассматривает различного рода профессии и специальности на предмет того, насколько они соответствуют достоинству подлинного джентльмена. Так, правоведов и лекарей он относил к джентльменами. Правда, не всех – за исключением хирургов и акушеров, поскольку они физически работали руками. В те годы представителей этих профессий, как и стоматологов, не признавали джентльменами. Всем, кто зарабатывал на жизнь физическим трудом, а также “работающим руками” (писателям, скульпторам, скрипачам), отказывали в праве называться настоящим джентльменом. [8]

Клайв Стейплз Льююис (Clive Staples Lewis, 1898 – 1963), в книге «Просто христианство» (Mere Christianity) отмечал, что в XIX веке джентльменами именовали людей, живших на наследство или доходы с капитала, и имеющих возможность не работать по найму или служить по контракту в колониях, армии или на военно-морском флоте. [7,с. 124].

Вышеизложенное показывает, что в спорах и дискуссиях о том, кого должно именовать джентльменом, в Великобритании, начиная с Викторианских времен сталкивались два противоположенных подхода, обусловленных естественным соперничеством между теряющим былые привилегии дворянством и стремительно набирающей силу и социальный вес молодой буржуазией. Сторонники первого подхода единственным и ключевым критерием джентльменства считала знатность, благородство происхождения, мощные генеалогические корни древа и родовой фамильный герб. Приверженцы второго подхода принимали во внимание личный уровень материального богатства, образованности, социальной активности, культуры и воспитанности человека, считая социальное происхождение совершенно незначительным фактором, который вообще не стоит принимать во внимание.

Динамику взглядов социума на феномен джентльменства и его эволюционную трансформацию показывают и разные издания наиболее авторитетной в метрополии Британской энциклопедии (Encyclopaedia Britannica). Так, в V-ом издании Британской энциклопедии 1815 года указано, что джентльмен – это тот, кто, не будучи титулованной особой, имеет собственный герб, или чьи предки были свободными людьми. В VII-ом издании 1845 года трактовка уже несколько иная: к джентльменам в нем относят тех, чей социальный статус выше свободного мелкого землевладельца ли крестьянина-фригольдера. В VIII-ом издании Британской энциклопедии 1856 г. констатируется: „из уважения джентльменом именуют всякого, кто поднялся над низшим сословием, при условии, что этот человек достиг определенного уровня образования и воспитанности”.

Классик британской литературы и выдающийся общественный деятель Чарльз Диккенс, как известно, не отличался знатным происхождением, его отец был торговцем, попавшим в итоге в долговую тюрьму, но на пике своей популярности Чарльз Диккенс стремился быть признанным общественностью страны и как подлинный джентльмен. Эта его мечта отчетливо просматривается на страницах одного из основных его произведений ‒ романа с автобиографическими чертами «Большие надежды» (Great Expectations). Современник Чарльза Диккенса, не менее известный британский писатель Вильям Теккерей, автор знаменитой «Ярмарки тщеславия» (Vanity Fair), напротив, в то же самое время настаивал, что даже самый великий писатель не может быть джентльменом, если не родился в аристократической семье. И пытался это доказать не только Чарльзу Диккенсу, но и читателям своих романов и очерков. Дебаты по поводу всего, что представляет собой подлинный джентльмен были типичны для того времени, но нигде они не кипели так страстно и яростно как в затяжной, закамуфлированной полемике изящных оборотов двух наиболее именитых и авторитетных писателей Великобритании.

К началу XIX века на практике в Великобритании джентльменами стали чаще называть людей, живущих на доход от ренты или роялти, то есть процентов с капитала в виде депозитных вкладов, ценных бумаг, доходной недвижимости, и не имеющих необходимости в заработке средств на жизнь работой по найму или контракту. С течением времени использование термина джентльмен существенно расширилось, требования к нему снизились, и понятие трансформировалось в универсальное уважительно-почтительное обращение к солидному, авторитетному мужчине, став общепринятым интернациональным.

После введения в Великобритании всеобщего избирательного права слово джентльмен окончательно утратило первоначальное сугубо сословное значение, став просто принятой формой уважительно-почтительного обращения к состоятельным, образованным и культурным людям, имеющим определенное общественное положение.

Вышеизложенное дает возможность сделать вывод, что лингвокультурный концепт джентльмен обладает крайне сложной многоярусной и многосекторной структурой содержания, сочетающей как объективные, так и сугубо субъективные составляющие, в том числе ментальные. Именно этим объясняется стойкое отсутствие единого четкого, однозначного определения данного слова в английском и русском языках, являющимся для двух языков классическим концепт – понятием.

Библиографический список:

1. Объяснение 1000 иностранныхь словь, употребляющихся вь русском языке. – М.,типография Л.Степановой, 1859. – 122 с.

2. Объяснение 25 000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней / авт.-сост. М. Михельсон. ‒ М. : Издание книгопродавца А. Манухина, 1865. – 195 с.

3. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке / авт.-сост. М. Попов. ‒ М., Типография Товарищества И.Сытина. 1911. – 466 с.

4. Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://bse.chemport.ru/dzhentlmen.shtml. – свободный. – Загл. с экрана.

5. De Republica Anglorum [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://www.constitution.org/eng/repang.html. – свободный. – Загл. с экрана.

6. H. William (Kindle Edition) The Description of England. / Harrison William – L. : Dover Publications Ltd., 2011. – 560p.

7. Lewis C. S. Mere Christianity/– L. 2001. Harper Collins Publishers, P. 256.

8. H. Peacham, The Compleat Gentleman/ Henry Peacham. – Oxford: Clarendon Press, 1906. – reprint of the 1634 edition., Ch. XI.L

АВТОР: Михайличенко Юлия Владимировна, кандидат педагогических наук, Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 2 =